?

Log in

No account? Create an account
Ещё мемуары - Коллектив Авторов "EugeneBo" [entries|archive|friends|userinfo]
Eugene

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Ещё мемуары [Sep. 20th, 2007|08:53 pm]
Eugene
[Tags|]

По наводке 17ur: Альберт Шпеер. Воспоминания.

Шпеер -- один из высокопоставленных чиновников фашистской Германии. Начинал как архитектор Гитлера, продолжил министром по вооружениям, окончил 20-ю годами тюрьмы по приговору Нюрнберга. Один из немногих относительно честных из верхушки Третьего Рейха. Под конец войны, с целью облегчить выживание страны после проигрыша, открыто саботировал приказы Гитлера об уничтожении немецкой экономики.

Перевод недурен, но в тексте кошмарное количество опечаток и "поломанных" предложений. Видимо, на вычитывание времени не хватило... Как всегда в мемуарах, прихрамывает последовательность изложения, особенно в первой трети. И тем не менее, я эту книгу очень рекомендую всем, интересующимся историей того периода. По двум причинам:

1. Шпеер -- интеллигентный человек, с развитыми аналитическими способностями и художественным вкусом. По этой причине его наблюдения на удивление метки, живы, и доходчиво изложены.

2. В книге представлена живая картина эволюции людских характеров, центральное место среди которых, конечно, занимает Гитлер.

Многие вот меня упрекнут: какого хера вообще интересоваться этим персонажем? Что, получше людей на свете, что ли, не было? Конечно, были. Но всё-таки я полагаю очень важным понять и увидеть в Гитлере человеческое. Ведь начинал-то он свою жизнь как человек! Со своими плохими и хорошими чертами, силами и слабостями. Как получилось, что всё это ушло, и появился всем нам знакомый сатанинский тип? Важно это понять. Вообще важно изучать историю Германии тех времён. Во усвоение уроков и во избежание их повторения.

Отношения между людьми показаны в книге местами очень драматично. Смех и слёзы. Приведу несколько цитат:


...
То, что "тотальная война" в этой области не состоялась, отчасти связано, впрочем, и с идеологическими пристрастиями. Гитлер благоговел перед физиком Филиппом Ленардом, нобелевским лауреатом за 1905 г. и одним из немногих старых приверженцев Гитлера из мира науки. Ленард поучал Гитлера, что ядерной физикой и теорией относительности евреи распространяют свое разлагающее влияние (34). Со ссылкой на своего знаменитого партейгеноссе Гитлер нередко во время своих неформальных трапез называл ядерную физику "еврейской физикой", что затем было подхвачено не только Розенбергом, но, по-видимому, заставляло и министра образования проявлять сдержанность при поддержке ядерных исследований.
...
Подобным же образом кончилось дело и со вторым обещанием, которое дал неутомимый охотник до новых проектов Гиммлер. С помощью заключенных в концлагерях он собирался наладить производство гранитных блоков для строек в Нюрнберге и Берлине. Он тотчас же организовал фирму с непритязательным названием и начал вырубать блоки. Как результат немыслимого дилетанства предприятия СС блоки оказывались со сколами и трещинами, и СС пришлось, наконец, признать, что они могут поставить только лишь небольшую часть обещанных гранитных плит. Остальную же продукцию забрала себе дорожно-строительная фирма д-ра Тодта. Гитлер. который возлагал большие надежды на обещания Гиммлера, все больше огорчался, пока в конце-концов не заметил саркастически, что уж лучше бы СС удовольствовалось изготовлением войлочных тапочек и пакетов, как это традиционно делалось в местах заключения.
...
33-34 гг.: Вообще Гитлер совершенно не считался с ее <Евы Браун -- Е.Б> присутствием. Без всякого смущения он мог при ней разглагольствовать о своем отношении к женщинам: "По-настоящему интеллектуальные мужчины должны жить с очень примитивной и глуповатой женщиной. Подумайте, что было бы, если бы около меня была женщина, которая совала бы нос в мою работу! В мои свободные часы мне нужен покой... Жениться я бы никогда не смог. А если бы еще и дети -- какие проблемы! В конце они еще и попробовали бы сделать моего сына моим преемником. Да к тому же у такого, каков я есть, не может родиться порядочный сын. В таких случаях это уж как правило. Вы же знаете, сын Гете был совсем никудышный человек!.. Ко мне, холостяку, липнут многие женщины. Это имело особое значение в годы моей борьбы. Это как у киноактера: стоит ему только жениться, он что-то теряет в глазах обожающих его женщин и перестает быть их кумиром".
...
35 г.: Кстати, я вспоминаю, что кадры, запечатлевшие одно из самых торжественных заседаний съезда 1935 г., были испорчены. По предложению Лени Рифеншталь Гитлер отдал распоряжение повторить эти сцены в павильоне. В одном из больших павильонов берлинского Йоханнисталя я смонировал декорацию, изображающую часть зала, а также президиум и трибуну. На нее направили свет, вокруг озабоченно сновали члены постановочной группы, а на заднем плане можно было видеть Штрайхера, Розенберга и Франка, прохаживающихся туда-сюда с текстами своих выступлений, старательно заучивая свои роли. Прибыл Гесс, его пригласили сниматься первым. Точно так же, как перед 30000 слушателей на съезде, он торжественно поднял руку. Со свойственным ему пафосом и искренним волнением он начал поворачиваться точно в том направлении, где Гитлера вовсе и не было, и, вытянувшись по стойке смирно, воскликнул: "Мой фюрер, я приветствую Вас от имени съезда. Съезд продолжает свою работу. Выступает фюрер!" При этом он был настолько убедительным, что я с этого момента не был полностью убежден в подлинности его чувств. Трое других также натурально играли свою роль в пустом павильоне и проявили себя как талантливые исполнители. Я был совсем сбит с толку; напротив, фрау Рифеншталь нашла, что снятые в павильоне кадры лучше, чем оригинальные.
...

03.37: Итак, на шефа зарубежной пресс-службы уже была брошена тень, когда во время гражданской войны в Испании Геббельс поведал компании за обеденным столом, что Ханфштенгль позволил себе презрительные высказывания о боевом духе воевавших там немецких солдат. Гитлер возмутился: этого труса, не имеющего никакого права судить о мужестве других, следует хорошенько проучить. Через несколько дней у Ханфштенгля появился курьер Гитлера с запечатанным в конверте приказом, который полагалось вскрыть только после взлета поджидающего его самолета. Самолет взял старт, Ханфштенгль вскрыл конверт и, к своему ужасу, прочитал, что его высадят в "красной" части страны и что он должен будет вести там агентурную работу для Франко. Геббельс рассказал Гитлеру это во всех подробностях за столом. Как Ханфштенгль отчаянно просил пилота повернуть назад, потому что все это -- всего лишь какое-то недоразумение, как самолет несколько часов кружил в облаках над территорией Германии, а пассажиру сообщались названия мест, из чего следовало, что Испания неумолимо приближается, как, наконец, пилот заявил, что придется сделать вынужденную посадку и спокойненько приземлился в аэропорту Лейпцига. Ханфштенгль, который понял, что стал жертвой скверного розыгрыша, вдруг возбужденно заявил, что на его жизнь замышляется покушение и исчез бесследно.
...
Около 03.39: Пока мы как в полусне странствовали в мире греческой истории Гитлер повелел оккупировать Чехословакию и присоеднить ее к Рейху. В Германии мы застали довольно подавленное настроение. Всеобщая неуверенность в ближайшем будущем переполняла нас. Странным образом и сегодня меня волнует мысль о том, каким точным предчувствием надвигающегося может обладать народ, не поддающийся влиянию официальной пропаганды.
...
07.02.42: (В Донецке) Русские в ватниках тщетно пытались расчистить метровые сугробы. Мы уже были более часа -- шагали по снегам, когда несколько русских окружили меня и стали мне что-то возбужденно объяснять. Наконец, видя, что я не понимаю ни единого слова, один из них начал растирать мое лицо снегом. "Обморозился,"- сообразил я. Благодаря путешествиям в горах настолько я разбирался. Мое изумление еще больше возросло, когда другой вытащил из своего грязного ватника белоснежный и тщательно сложенный носовой платок, чтобы обтереть меня.
...
04.43: К 50-летию Риббентропа в 1943 г. группа близких сотрудников поднесла ему великолепную, украшенную полудрагоценными камнями шкатулку, в которой они собрали фотокопии всех заключенных министром иностранных дел договоров и соглашений. "Мы оказались в затруднительном положении,-- рассказывал за ужином посол Хевел, связной Риббентропа при Гитлере,-- при заполнении шкатулки. Оказалось, что почти нет договоров, которые бы мы тем временем не нарушили." Гитлер смеялся до слез.
...
05.43:
Внешне, таким образом, мало что изменилось. Мир, в котором мы жили, принуждал к лицедейству, лицемерию, ханжеству. Между соперниками не могло прозвучать искреннее слово: его тут же могли передать в искаженном толковании Гитлеру. Все конспирировали, делая ставку на перемену настроений Гитлера, и выигрывали или проигрывали в этой кошачьей возне. Без всяких угрызений совести я играл на этой разбитой клавиатуре взаимных отношений, как и всякий другой.
...
Осень 43:
Своей собаке Гитлер приказывал лечь на специальную подстилку в угол, где она в течение часто многочасовых совещаний или обеда и лежала, недовольно по временам поварчивая. Если ей казалось, что на нее не обращают внимания, она чуть подползала в направлении кресла хозяина, а затем, после сложных маневров, отваживалась положить морду на его колено. Резкий приказ отправлял ее обратно на место. Я, как и всякий другой сколько-нибудь разумный визитер Гитлера, старался не возбуждать в Блонди дружеских чувств. Временами это было не просто, особенно если во время обеда голова собаки оказывалась на моем колене, а ее глаза внимательно следили за каждым куском мяса, который я подносил ко рту и который выглядел намного привлекательней, чем вегетарианское блюдо хозяина. Если Гитлер замечал эти попытки установить отношения, он раздраженно отзывал ее. По существу, овчарка оставалась в ставке единственным живым существом, которое его как-то приободряло. Этого хотели и мы со Шмундтом. Но -- собака была нема.
Погружение Гитлера во все более полную изоляцию шло постепенно, почти незаметно. Очень красноречиво было, повторявшееся особенно часто, начиная примерно с осени 1943 г., его высказывание: "Шпеер, в конце в меня останется только два друга -- фройляйн Браун и моя собака". Звучало это с таким презрением к людям и настолько прямолинейно, что исключало какие-либо заверения в своей преданности или чувство обиды. Эти слова оказались, при поверхностном взгляде,единственным сбывшимся предсказанием Гитлера. Но и это не может быть всецело отнесено на его счет; скорее это было мужество его метрессы и привязанность его собаки.
...
19.03.45:
Совещание закончилось, дело было за полночь и наступил день моего сорокалетия. Я попросил Гитлера еще на два слова. Он вызвал слугу: "Принесите фотографию, которую я надписал" и вручил с сердечными поздравлениями красный сафьяновый футляр с золотым тиснением в виде символов верховной власти, в котором обычно помещалась предназначенная для подарка фотография в серебряной рамке. При этом Гитлер сказал: "Мне в последнее время бывает трудно написать своей рукой даже несколько слов. Вы знаете, как она дрожит. Часто я едва могу поставить свою подпись. То, что я там написал, получилось очень неразборчиво". После этого я открыл футляр, чтобы прочитать дарственную надпись. Ее действительно еле-еле можно было прочесть, но содержание ее было необыкновенно сердечным и сочетало благодарность за мой труд с заверениями в вечной дружбе. Мне было тяжело, потому что в ответ я мог вручить только памятную записку, в которой бесстрастно констатировал провал дела его жизни.

linkReply

Comments:
[User Picture]From: mara_glad
2007-09-21 04:48 am (UTC)
Спасибо.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: 0242
2007-09-21 06:36 am (UTC)
Я пару лет назад активно интересовался вопросом немецких death camps в период второй мировой войны. Перечитав и пересмотрев огромное число материалов по этому поводу, я обратил внимание на очень странный, казалось бы, феномен: у меня противоположно изменилось восприятие участников событий тех времен. Раньше была серая масса злых фашистов, угнетающих ни в чем не повинных, сильных духом людей. После изучения вопроса все стало наоборот: именно узники лагерей смерти стали восприниматься как безвольное, лишенное всякой индивидуальности, стадо -- в то время, как почти каждый нацист -- личность, со своим характером, персональными заботами и устремлениями, семьей, карьерой. Обычный человек, просто делающий свою работу. Не лучшую работу, конечно -- но и ничего настолько запредельного тоже в ней нет. Не хуже мясокомбината, если подумать -- особенно учитывая тот факт, что жертвы к моменту уничтожения уже практически утеряли черты цивилизованной личности. Более того, я готов поверить, что многие из них искренне считали, что делают мир лучше.

Вообще очень полезно было ознакомиться с предметом. Мое отношение к собственной жизни довольно сильно изменилось в результате раздумий по этому поводу...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: antiolka
2007-09-21 12:19 pm (UTC)
Интересное замечание, но ведь это то как раз и показывает, что точка зрения влийет на восприятие. Как зменилось отношение к собственной жизни?
(Reply) (Parent) (Thread)