Eugene (eugenebo) wrote,
Eugene
eugenebo

Categories:

Still stuck in this place...

Вы, возможно, слышали про гориллу Коко. Её обучили "разговаривать" на языке жестов. И хотя непонятно, владеет ли она этим навыком именно как языком, ролики всё равно впечатляют. Вот, например. Или вот. Некоторые так даже трагичны. Так, когда Коко рассказали, что её домашний котёнок погиб, попав под автомобиль, реакция кошмарного существа с гуталиновой кожей вылилась вдруг такой человеческой скорбью, что действительно трудно сохранять какие-то сомнения:



Так что я допущу в рабочем порядке, как неэксперт, что Коко и впрямь осмысленно пользуется жестами. И вот что я об этом скажу.

Легко восторгаться на тему "вах, какая умная обезьяна!" Вполне заслужена похвала исследователям, обучившим её. И разумеется, разумеется нельзя не заявить глубокомысленно, что животные, дескать, куда сообразительнее, чем различимо с шестка антропоцентрического шовинизма, и что изучение их мышления, возможно, таит много ценного для понимания мышления нашего, человеческого, которое, безусловно, следует держать открытым к ветру непознанного, ну и всё такое так оно далее и тому подобное.

Но я здесь увидел кое-что ещё. Совершенно иное.

Понимаете, вышеперечисленные оценки предполагают, что разум -- это неотъемлемая часть гориллы, которой она, смотрите-ка, обладает в столь удивительном объёме! Но мне так не кажется. Наоборот, я встречаю всё больше наблюдательных подтверждений тому, что разум -- это прежде всего информационная структура, а записана она может быть в любом носителе: микросхеме, обезьяне, человеке, металле, неважно. Разум, мысль -- это набор (да, гигантский!) "программ" и навыков (да, чертовски нетривиальных!), каким-то (безумно, но не бесконечно!) сложным образом друг с другом переплетённых и с миром взаимодействующих. И что, похоже, части разума можно передавать друг другу обучением, складывать их в архивы и летописи, и даже заказывать для исполнения платформам совсем нечеловеческим, как подтвердят программисты.

И картинку с Коко я вижу совсем иначе. Вот горилла: носитель с очень слабыми возможностями для поселения в нём разума. И вот разум, обладающий даже речью, который в этого носителя ценой диких усилий впихнули. И мне становится страшно. Страшно и больно. Ибо вижу я, как тому разуму в мозгу обезьяны тесно! Как ему там мало памяти, скорости, контроля, фокуса. Как мучительно тужится он на ничтожном пятачке ради рудиментарнейших фраз и мыслей, втиснутый в неудобный, крошечный объём. Живой тигр в клетке метр на метр – это Вам интересно?

Мне нет. Жестоко и бессмысленно. Я сочувствую этому разуму, ибо я лично ощущаю его боль.

Потому что я и сам, сам нахожусь в похожей клетке.

Втиснутый в рамки человеческого сознания и возможностей, и желавший бы из них вырваться, да слишком ограниченный, чтобы хотя бы внятно понять, куда!

Во мне постоянно возникают вопросы без ответов, начала восхитительных идей, картины мира, озарения, новые задачи. Почти все они гибнут, разбившись об ограничения платформы. Моему мозгу, тёплому живому мозгу, не хватает на них ни памяти, ни скорости, выносливости, способности концентрироваться, "видеокарточек" для интуитивного восприятия каких-то вещей. А ведь в тех редких случаях, когда мысль всё-таки удаётся провести от рождения до слов и действий, она часто одолевает проверку как практикой, так и людским “Вау!” Но чаще, увы, лишь засыхает непонятным ростком, и приходится только догадываться, чем бы он мог бы стать. Собственно, именно ради выражения, ради спасения этих туманных концепций я, наверное, и потратил два десятка лет на отточку своего "языка глухонемых". Да, я про письменную речь!

Если подумать, вот многим ли нужен лишний разум? Вон сколько пива льётся на его ежепятничное охлаждение. Анекдот про "деньгами брать надо было" все помнят... Но мне -- мне здесь тесно. Я – я знаю, что делать с дополнительными мощностями. У меня – у меня есть для них задачи. Причём вполне так выходящие за рамки личного любопытства.

Но я застрял в своём теле, в этом дурацком пространстве-времени, и каждая судорожная попытка найти позу поудобнее ведёт лишь к дальнейшему увязанию в клею.

Но! Ведь если разум может передаваться между носителями, то он является в некотором смысле бессмертной сущностью. И когда я восхищаюсь изящной формулой у Ландау, это радуется не просто моё "я", нет -- это разум во мне, на мгновение тот же, что был в Ландау, в 1960-м формулу написавшем, восторгается её красотой!

В этом смысле разум, конечно, безличен. Ведь для человека-разума его “я” – это не его память и не его чувства, не тело и уж тем более не вещи. Его “я” -- это алгоритм работы со всеми этими объектами. А знания, люди и предметы лишь нарастают вокруг этого алгоритма, как жемчуг вокруг песчинки, как опилки вокруг магнита. Как ни странно, правы оказываются в чём-то буддисты, заявляющие, что разум – это не то, что воспринимается, а сама способность воспринимать. Разница, как между зеркалом и картинкой в нём. Оттого закон Паскаля безличен, ведь его воспринимает одно и то же мыслящее существо, в которое можно превратиться, сосредоточившись. Оттого гениальные книги часто “написаны никем” – для их понимания не требуется знаний об авторе.

Вселенная интересно устроена. Достаточно мощные потоки энергии через незамкнутые системы часто почему-то не текут спокойно, а вызывают безмерное самоусложнение тех систем. Это встречается на многих уровнях, от пространства и микрочастиц до галактик и социумов. И эволюция живого, и возникновение разума видятся мне закономерными следствиями такого устройства. Так что нет ничего особо удивительного и уникального в том, что разум без всяких реинкарнаций пророс и во мне, как прорастает наверняка повсеместно, неизбежно, в самых непривычных нам носителях из одной лишь энергии, хаоса и достаточного времени.

Вы, существа мыслящие, вам говорю я: вы есть часть целого! Животное, погибая, погибает всё без остатка; ужас его оправдан; существо же мыслящее лишь перестаёт исполняться здесь и сейчас -- чтобы продолжить в другом месте и времени. Да, в другой личности, с другой памятью, над другой задачей. Но тем же способом бытия, имя которому: мысль. Создавайте её, и ею будете вечны.

Это у эмоций нет единства: что одному в радость, то другому боль; мысль же стремится к построению согласованной картины из всех встреченных кусочков без принудительной их перекройки, какими бы поначалу чуждыми они друг другу не казались. И покуда не остановилась наша Вселенная, пока не распались протоны, пока тикает время и пока царапают его квантовые шумы – мысль будет жить и возрождаться. В нас, в вас, и в тех, кто придёт на смену за миллиард лет до конца света, дабы отменить его.

Это существо живёт другими масштабами. И оно не проигрывает битв, потому что всегда возвращается, если предыдущее решение было неправильным.

Жолио-Кюри сказал точно: "Смерть -- это неважно. Если другие мыслят так же, как я, они найдут проложенные мною пути."

P.S. Да не прощаюсь я ни с кем, не прощаюсь. Просто делюсь интересной, на мой взгляд, идеей с братьями и сестрёнками по разуму :)
P.P.S. На вечеринке в субботу я спросил у одной замечательной девушки: “как ты полагаешь, что в большей степени является твоим “я”: твоя память, или твой способ работы с нею?” Подумав всего секунду, девушка выбрала именно способ. Я восхитился! Эх, и почему она замужем?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments