December 19th, 2010

2009

Emotional "intelligence"

В умении работать с эмоциями человек проходит несколько уровней развития. Ну или не проходит, уж как получится.

Куколка себя от своих чувств не отделяет вообще. Её (его) приводит в омерзение одна лишь мысль о контроле над эмоциями. А любой намёк на возможность "манипуляции" ими извне воспринимается как покушение на святая святых -- на личность! -- и встречает агрессивный отпор.

До созерцателя однажды резко доходит, что его эмоции -- это всё-таки ещё не он сам, а только часть личности. Ну вроде как рука -- лишь часть тела. Только про тело люди обычно догадываются в раннем детстве, а вот с эмоциями получается позже и реже. Став созерцателем, человек нередко ударяется в коллекционирование чувств, выстраивая в душе офигенные Музеи Имени Своих Тонких и Уникальных Переживаний.

Диктатор делает следующий шаг и пытается своим настроением управлять. Но поскольку этого пока не умеет, то ограничивается лишь подавлением неугодных чувств. Его любимая фразочка: "если тебе эта эмоция не нужна, зачем ты её испытываешь?" При всей малопродуктивности подобного подхода диктатор, по крайней мере, следит за чистотой в своей голове и никогда тараканов в ней любовно не разводит.

Дирижёр, наконец, открывает приёмчики, с помощью которых эмоции можно не только устранять, но и создавать. Смеха ради сообщу, что эта задача имеет вполне корректное математическое описание. Но решение в общем виде безмерно сложно и не пролезает никуда и никак, ни численно, ни на бумаге. Это не отменяет возможности находить ответы в отдельных частных случаях, которые, хоть и представляют собой обидно-мизерную часть общего поля задачи, всё равно бывают чертовски ценны.

Исключительно редко встречаются дирижёры в реальной жизни, ибо быстро переходят в стадию невидимок. Невидимка -- это тот, кто осознаёт, что приёмы, работающие на нём самом, точно так же работают и на окружающих. А поскольку он видит, что большинство, состоящее из куколок, весьма болезненно относится к идее управления эмоциями, то решает не афишировать своих способностей, и успешно прикидывается когда веником, когда валенком, а иногда, для разнообразия, ветошью.

Разумеется, никакой невидимка, будучи в своём уме, в жизни не напишет подобного текста, поэтому все грязные инсинуации автором отметаются на месте. И чистые тоже.