Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

2009

"Ultimate" weapon :)

Раз уж заходит иногда речь о новом оружии, то вот вам одна моя старая и безумная идейка.

Робот-вертолёт. С пулемётами, пушками, всё как положено. Но на атомной тяге. А реактором служит... сам корпус вертолёта, ибо сделан он целиком из оружейного плутония. Причём массы и конфигурации частей подобраны так, что всё вместе едва балансирует на грани критической массы. Почти-почти атомная бомба с немалым таким тротиловым эквивалентом. Это "почти" работает лишь покуда вертолёт жив. Стоит ему умереть (например, получив повреждение в бою), как активный предохранитель внутри сбрасывается, масса переваливает критическую и вертолёт исчезает в не слишком мощном, но чудовищно "грязном" атомном взрыве.

Туша такого вертолёта будет раскалёна непрерывной реакцией распада и бешено радиоактивной. А для красоты и прочности можно добавить в конструкцию элементы из кобальта-60, пару тонн. Чтобы гамма-излучением выжигало всё живое на сотню метров вокруг, а подошедшим слишком близко уже не давало шансов даже отбежать...

Эта штука не нуждается в подзаправке -- она жрёт своё "тело". Она не сильно нуждается в броне: противнику дешевле дать ей пролететь над своими позициями, нежели сбить и вызвать ядерный взрыв. И даже без пушек и пулемётов, она представляет собой боевую единицу: тяжёлая, неповототливая, багрово светящая раскалённым металлом и невидимыми лучами смерти, одним своим появлением она будет приносить гибель узревшим её вблизи. Птица Смерти.

К сожалению, до создания Птицы Жизни, механического ангела, приносящего не смерть, но жизнь, люди пока не додумались. И что-то подсказывает мне, что и не додумаются...
2009

Another dream...

Пару дней назад видел интересный сон.

Иду это я по лесу, и вдруг вижу птицу на земле. Красивую такую, всю в сине-зелёных переливах. Не очень крупную, чуть больше голубя. И птица эта, явно видно, взлететь почему-то не может и пытается вскарабкаться на дерево. Но тоже безуспешно. И я понимаю, что на дереве она хочет спрятаться от полчищ каких-то мелких зверьков, которые волной идут по лесу и ищут её.

Я решаю посадить птицу на дерево и беру её в руки. Она живая, горячая, с гладкими, чуть жестковатыми перьями. Но тут я вижу, что дерево какое-то странное: тонкое, засохшее, от силы метров пяти ростом. И что зверьки на него вполне смогут влезть, и птица там не спасётся.

Я оглядываюсь и понимаю, что весь лес вокруг состоит из таких же куцых деревьев. Спрятаться на них невозможно.

Тогда я прижимаю птицу к груди и взлетаю сам. Это достигается определённым усилием мысли, хорошо знакомым мне и отработанным, потому что летаю я во сне часто [я даже неоднократно пытался проделывать это в реальности, но, увы, не взлетел ни на миллиметр :(]. Приподнимаюсь над верхушками деревьев и оглядываюсь. Кругом, сколько хватает взгляда, расстилаются эти низкорослые деревца; и отчётливо виден ползущий чёрный ковёр зверьков, они уже почти под самыми ногами, очень близко. Мне трудно контролировать высоту, когда висишь неподвижно. Равновесие ненадёжно, есть риск провалиться и коснуться земли, а я отчётливо знаю, что это -- смерть. Поэтому я приподнимаюсь повыше, потом ещё и ещё. Вдали, у горизонта, появляются высокие деревья. Я направляюсь к ним.

По мере приближения становится ясно, что деревья огромны. Они стоят тесной группой, их макушки качаются в воздухе на километровой высоте, и мне приходится прилагать все усилия, чтобы взлететь так высоко. Земля уходит далеко вниз, мелкая растительность на ней становится неразличима. Огромный синий воздух окружает меня, необъятная пустота, мой полёт в ней ненадёжен. Почему-то очень важно ощущать расстояние до земли; а если его потерять, то пропадает и подъёмная сила. Поэтому движение неустойчиво, трудно концентрироваться на "полётном усилии", и даже птица в руках кажется очень тяжёлой. Только ветер в ушах шумит.

Наконец, я добираюсь до макушек. Они шелестят листвой, залиты солнцем, и отделены необъятным расстоянием от зелени леса далеко внизу. Я вижу, что зверькам сюда точно не забраться, и решаю оставить птицу здесь. Начинаю осторожно снижаться. С удивленим обнаруживаю, что несколько близлежащих вершин соединены своеобразным помостом из досок и канатов. Видимо, сюда всё-таки поднимаются люди. Я сажусь на эти доски. Они тёплые, скрипят и покачиваются, окружённые шелестящей листвой. Приятное место. Внизу пустота. Я с наслаждением, расслабленно вдыхаю свежайший воздух и осторожно выпускаю птицу.

И знаете, что эта дура затем делает?! Она подбегает к краю доски и тут же кувыркается вниз!

Право слово, даже обидно как-то.